Монах Салафиил (инок Всеволод Филипьев) (inok) wrote,
Монах Салафиил (инок Всеволод Филипьев)
inok

Categories:

(НЕ) ПРОЩАНИЕ С АФОНОМ

*


Отец Олег Скобля поет:

Афон, Афон, Афон, тебя я больше не увижу,
И не услышу я твоих колоколов.
И белые скиты под черепичной крышей,
И верные слова твоих отцов.

...Каждый раз, когда покидаешь Святую Гору невольно вспоминаешь эти слова, стараешься сердцем запомнить увиденное... запомнить навсегда.
И потому, чудом является каждая новая встреча с Афоном – уделом Пресвятой Богородицы на земле.
Мои поездки на Афон связаны с моим аввой – духовником иеросхимонахом Рафаилом. Трижды я бывал у него на Афоне в прежние годы, а в последнее время, когда батюшка подвизался на Кавказе – ездил туда. Ныне Богородица опять призвала авву в свой земной удел, и «значит нам (его чадам) туда дорога».
Я не виделся с отцом Рафаилом давно. Телефонные разговоры не могут заменить живого общения. Как важно посидеть рядом, посмотреть в глаза, почувствовать Свет и Любовь, исповедаться, сверить пройденный путь, получить благословения на новые дела, посоветоваться о молитве...
Хотелось увидеть и братию отца Рафаила, потому что многие из них являлись прообразами героев моих книг «Начальник тишины» и «Ангелы приходят всегда», интересно было узнать, как дальше складывается жизнь «героев».
Еще мне было важно привезти и подарить авве мои новые книги.
Все это, по милости Божией, удалось. Воспоминания о поездке остались яркие.
Ночь. Братия идет по каменистой белой дороге. В лунном свете отцы идут к морю. Тихо. Предстоит недолгий путь в лодке по воде, по отливающим серебром волнам, к пустынническому храму, где будет исповедовать и служить аввочка. Лодка отчаливает от берега, набирает скорость и ориентируясь по звездам, идет в нужном направлении. Братия продолжает хранить молчание, только крепче сжимая в руках четки. Весь этот путь в молчании напомнил первохристианские времена: спешащие на тайную молитву христиане, где-то на окраине языческого Рима.
Самым пронзительным в этот раз на Афоне был такой эпизод. Прячась от жаркого полуденного солнца, мы сидели с отцом Рафаилом в тени виноградника:



... и вдруг он запел: «Был у Христа Младенца сад...». Юношеский звенящий колокольчиками голос вырывался из хрупкого немощного тела старца и пронзал душу, хотелось упасть на камни и плакать радостными слезами покаяния. Это была целая жизнь в течение одной песни. (Вернувшись из поездки, я написал стихотворение, оно ниже).

А это фото я сделал в гостеприимном монастыре Святого Павла, где останавливался на несколько дней. Таинственный древний Афон:



В том же монастыре. Афонский голубь созерцает просторы с высоты монастырской башни:



Монастырь Святого Павла построен на скале, и края скалы кое-где сливаются со стенами внутри монастырских построек:



Отцы Давид и Никандр – мои проводники и ангелы-хранители в окрестностях монастыря Святого Павла:



Гора Афон, вид из монастыря Святого Павла:



Но вот, я покидаю гостеприимный монастырь и пробираюсь в дебри афонского отшелия отца Рафаила:



где он уже встречает, словно ожидая:



Здесь все по-другому, в отличие от обустроенного монастыря, но все то же афонское братолюбие:



Отец Рафаил уверенно ведет нас афонскими тропами:



Русский богатырь духа. Вдальсмотрящий:





Достиг до аввы, даже до края земли ))



В последней книге «Ангелы приходят всегда» я писал, что для меня рай на земле бывает возможен... Он всегда там, где отец Рафаил:



Благословение у аввы, на литургии ранним утром:





После литургии, у кельи. Хочется петь. Жаль не умею. Но сердце поет:



О творчестве отец Рафаил всегда говорил, что мы ничего не должны считать своим, ибо творим во славу Божию. Вот я и отдал эти новые книги духовнику, изначально благословившему мой труд...
Совсем не ожидал, что старец будет при мне читать новые стихи из книги «Подвиг и лирика». Это был для меня подарок. Он читал вслух, а я словно впервые слышал эти казалось бы знакомые слова.
А про книгу «Ангелы приходят всегда» мы проговорили в другой раз почти целый день. Батюшка даже рассказал мне (!) последующую жизнь всех героев, рассказал продолжения книги. Наверно здесь по-другому не скажешь, в хорошем смысле «я был в шоке».
Еще его заинтересовали иллюстрации в обеих книгах, ведь отец Рафаил художник и иконописец.



Старец и его братия живут по-исихастскому уставу: большая часть богослужения, в том числе ночного, составляет благословенная и таинственная Иисусова молитва. Всежизненное делание этой молитвы и составляет, на мой взгляд, один из главных даров старца. Удивительный снимок. Ночью, в молитвенные часы, я тихонько вошел в келью старца и сделал фотографию. Батюшка был погружен в молитву и не обратил на меня внимания. Я долго раздумывал, помещать ли этот снимок. Мне кажется, что это лучшее свидетельство жизни Православия, ибо без живой традиции умного делания нет истинного Христианства:



А это то, что я увидел тогда же у кельи старца. Кошка и котята тоже бодрствовали в три часа ночи :-) Может быть они чувствуют молитву? «Всякое дыхание да славит Господа». Тем более на Святой Горе.



Вот он – наш маленький воин Христов! Когда мы посещали старца Павла Тутаевского, он сказал об отце Рафаиле: "Он маленький ростом, но великий перед Богом!" Так и стоит он на молитвенной страже, как афонская свеча:



А еще в этот раз на Афоне я немного порыбачил с братией отца Рафаила. Первый раз в жизни поймал рыбешку )) Отец Рафаил перед рыбалкой, улыбаясь предупредил: «Если поймаешь золотую рыбку, отпусти ее»... Улов был невелик, можно сказать, аскетичен, но, наверно так и должно быть на Афоне:



Благословение отца Рафаила, на прощание и на новую встречу:



Прошу молитв о старце Рафаиле и его братии. Ведь старцу, при его-то болезненности, уже 76 лет! К нему очень красноречиво подходят слова Кустурицы: «Жизнь, как чудо». Дай Бог, чтобы это чудо на земле продолжалось, как можно дольше, ну, а на Небе, конечно, - вечно.

Стихотворение, о котором сказал выше, написанное после возвращения с Афона:

Шанс

Агнец сильнее волков.
Волки приходят к ногам его.
Их стаю боятся все,
его не боится никто.

Волков зови – не зови,
силой их не вернешь назад.
Но агнец поет о Любви:
«Был у Христа Младенца сад...»

Волки не ведают этих слов,
помнят они только пуль концерт.
Но агнец поет, и его любовь
скажет сегодня, что смерти нет.

Мне не успеть дописать стихи,
близко охоты тревожный бег.
Волки бегут, их лапы легки,
но слишком глубок посеревший снег.

В этой истории нет конца,
каждому волку дается шанс...
Агнец простреленные сердца
лечит. И песню поет для нас.

2009

Еще об отце Рафаиле:
http://www.russian-inok.org/page.php?page=tema/0506tema1

С любовью о Христе
инок Всеволод (Филипьев)
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author